Ефремова Ю.А. (история)

О нас (Юлия и Андрей Ефремовы)

Моя история

С детства я очень люблю музыку.

Но мои первые успехи вряд ли можно назвать выдающимися. Обучение в музыкальной школе первые четыре года оставляло желать лучшего. Как и многие начинающие музыканты, уже в течение первого года обучения я неоднократно хотела бросить занятия. Проблемы начали появляться уже с самого начала. Этому помешала, пожалуй, больше всего моё природное упрямство, которое не позволяла на предложения мамы «всё бросить, никуда не ходить и выкинуть пианино» просто так согласиться. Поборов первые трудности, мне удалось даже полюбить занятия музыкой. Причём настолько, чтобы, окончив музыкальную школу в 12 лет (я занималась по 5-летке), не отложить в сторону ноты и закрыть окончательно крышку инструмента, а пойти искать, где можно было бы продолжить занятия. Мой выбор подкреплялся ещё двумя событиями, произошедшими на последнем году обучения. Первое: я начала сочинять музыку. Легко, наивно, используя опробованные на музыкальных импровизациях стандартные гармонические приёмы, но всё же свою. Это потом мне дадут понять, что писать музыку – это целая наука, а пока мне просто нравился этот процесс. Вторым событием стало неожиданное раскрытие голоса. Педагоги-вокалисты знают, что пик развития детского голоса приходится как раз на 12 лет, после чего он вместе с остальным организмом претерпевает серьёзные изменения. На одном из уроков хора (мы пели тогда жутко красивый романс Рахманинова из кинофильма «Овод») преподаватель попросила нас спеть сложное место (там были очень высокие ноты) по одному. Меня тогда поразило, насколько ярко звучал мой голос, в конце фразы даже появилось вибрато (хотя я понятия не имела, что это такое). Конечно, при таких успехах музыкальное образование прекращать было категорически нельзя.

И я пошла на занятия в музыкально-хоровую студию. Там было целых 6 часов хора в неделю, фортепиано, сольфеджио с музыкальной литературой, индивидуальный вокал и пение в ансамбле. В общем, полный комплект. Узнав, что я очень люблю петь, и убедившись в моей старательности, руководитель студии с удовольствием взяла меня в свои ученицы по вокалу. Но после нескольких лет наших совместных усилий, моим способностям был вынесен вердикт. «Ты всё делаешь правильно, просто голоса (вокальных данных) у тебя нет», — так было сказано мне: «А вот бардовская песня (то есть то направление, где голос чаще всего толком и не нужен — прим. автора) – это твоё».

Мириться с таким «диагнозом» не очень-то хотелось. И через некоторое время мне жизнь подарила моего главного учителя, который меня успокоил: «Всё у тебя в порядке», — и взялся обучить правильной координации, позволяющей раскрыться всем возможностям голоса. Это было Людмила Васильевна Кузнецова. Она не только помогла раскрыть потенциал моего голоса, но и обучила, как учить пению так, чтобы практически любой человек мог освободить свой голос и раскрыть свои вокальные способности.

Талант — это норма для каждого из нас. Это убеждение разделяла Людмила Васильевна. Оно стало и моим глубочайшим убеждением. И вот уже 10 лет я своим собственным примером и примерами своих учеников подтверждаю его. Есть конечно и другое, родственное утверждение: Талантливый человек талантлив во всём. Но это уже совсем другая история.

Написать ответ